About      Works      Exhibitions      News      Journal      Index   




3

Fig. A3



Keyword #6

The Rise of Civil Society


Autonomous Society / Democracy / NGOs / Human Rights / Pluralism of Opinion / Expansion of the Citizenship / Increasing Self-Consciousness

Look:
Fig. H1: People Have Become Citizens
Fig. S2: The Birth of a Monolith


Ключевое слово #6

Подъём гражданского общества


Автономизация общества / Демократия / НГО / Права человека / Плюрализм мнений / Расширение гражданственности / Рост самосознания

Смотри:
Fig. H1: Люди превратились в граждан
Fig. S2: Рождение монолита
Fig. J4: “Марш свободы” — первый массовый марш
Fig. V4: Революция пробуждения
Fig. E5: Гражданское общество стремительно развивается
Fig. L5: Гражданское общество возникло не сегодня
Fig. W6: Воскресные марши
Fig. J7: Митинг Светланы Тихановской в парке Дружбы народов
Fig. E8: Сейчас важны каждая и каждый
Fig. S8: Сто дней протестов, которые изменили Беларусь и потрясли мир



Fig. B3



Keyword #7

Mutual Support


Mutual Assistance / Consolidation / Communication Networks / Cooperation / Social Assistance / Scope of Care / Forms of Indifference / Chains of Solidarity / Chats

Look:
Fig. J1: Forms of Indifference
Fig. L2: Scope of Care


Ключевое слово #7

Взаимоподдержка


Взаимопомощь / Консолидация / Сети коммуникации / Сотрудничество / Социальная помощь / Сфера заботы / Формы неравнодушия / Цепи солидарности / Чаты

Смотри:
Fig. J1: Формы неравнодушия
Fig. L2: Сфера заботы
Fig. T3: Проблема с социологией
Fig. T4: Мы не знали друг друга до этого лета
Fig. I5: Солидарность важно подержать
Fig. J5: Мы живем в совершенно новом обществе
Fig. K6: ЛГБТ-люди открыто несут свою символику
Fig. C7: Тематические марши
Fig. Y7: Общество стало себя узнавать
Fig. G8: Салідарнасць — наша зброя!

Скриншот: vesti.ua



Fig. C3



Keyword #8

Authoritarism


Vertical and Centralism / Desacralization of Power / Dictatorship / Lukashism / Reliance on Power Structures / Alienation of People from Power / Infringement of Rights and Freedoms

Look:
Fig. M1: Authoritative Soviet Echo
Fig. H2: Power Made of Black Rubber
Fig. T2: All This Time He Has Been Strengthening His Power
Fig. Q3: Exit from Authoritarianism
Fig. Y3: A Liberation from the Magic of Authoritarianism


Ключевое слово #8

Авторитаризм


Абьюзивные отношения / Вертикаль и централизм / Десакрализация власти / Диктатура / Карательная система / Лукашизм / Опора на силовые структуры / Отчуждение народа от власти / Ущемление прав и свобод

Смотри:
Fig. M1: Авторитарное эхо советского
Fig. H2: Из черной резины сделана власть
Fig. T2: Все это время он укреплял власть
Fig. Q3: Выход из авторитаризма
Fig. Y3: Освобождение от магии авторитаризма
Fig. K4: Тайная самоинаугурация
Fig. V5: Прививка от диктатуры
Fig. I8: Метафара аб’юзіўных стасункаў
Fig. K8: У такім тэатры абсурду ты не разумееш правілаў



Fig. D3



Keyword #9

Utopias


1984 / Anti Dystopia / Future / Imagination / Incarnation of an Ideal / Progress

Look:
Fig. M2: Implementation of New Utopian Forms of Government
Fig. U3: New High-Tech E-Government


Ключевое слово #9

Утопии


1984 / Антиутопия / Будущее / Будь реалистом – требуй невозможного / Воображение / Воплощение идеала / Идеи для будущего / Прогресс

Смотри:
Fig. M2: Реализация новых утопических форм правления
Fig. U3: Новое высокотехнологическое электронное правительство
Fig. P6: Анархистская Беларусь



Fig. E3



Keyword #10

New Forms


Post-National / The Principle of Separation of Powers / Technocracy

Look:
Fig. S1: A New Form of Collectivity
Fig. Q1: Post-National Features
Fig. E2: Abolish the Post of President


Ключевое слово #10

Новые формы


Горизонталь как принцип / Децентрализация государства / Жизненно необходимые реформы / Новые прогрессивные формы / Пересмотр структуры правительства / Постнациональное / Принцип разделения властей / Технократия

Смотри:
Fig. S1: Новая форма коллективности
Fig. Q1: Постнациональные черты
Fig. E2: Упразднить пост президента
Fig. H5: Развитие местного самоуправления
Fig. M5: Беларусь как миротворческое государство
Fig. Q5: Рост запроса на левые идеи
Fig. C8: Политика — это способ говорения о будущем
Fig. F8: Вне устаревших костных черт национального государства
Fig. M8: Без гэтай неабходнай рэформы беларуская мова застанецца дэкаратыўнай



Fig. F3



Keyword #11

Irony


Ridiculing / Carnivality / Memes / Protest Humour

Look:
Fig. V2: The Victory of Irony Over Fear

Ключевое слово #11

Ирония


3% / Высмеивание / Десакрализация через юмор / Карнавальность / Мемы / Протестный юмор / Ябатьки

Смотри:
Fig. V2: Победа иронии над страхом
Fig. S6: #ябатька
Fig. Y6: 3%

Скриншот: Instagram godofbelarus



Fig. G3



Keyword #12

No Leadership


Leaderless Resistance / Internet Communication / Lack of Hierarchy

Look:
Fig. R1: We Have No Leaders


Ключевое слово #12

Безлидерство


Безлидерное сопротивление / Интернет коммуникации / Общая ответственность / Отсутствие иерархии / Самоуправление

Смотри:
Fig. R1: У нас нет лидеров
Fig. O6: Сообща разделить ответственность
Fig. U7: У местных сообществ есть огромный потенциал
Fig. Q8: Социальный капитал белорусов. Почему новое правительство не сможет обворовывать страну



Fig. H3



Keyword #13

Creativity


Creative Class / Slogans / Protest Creativity / Development of the Protest Symbolism

Look:
Fig. X1: Never-Ending Creativity
Fig. I2: The Protest Alphabet

Ключевое слово #13

Креативность


Визуализация / Креативный класс / Лозунги / Народное творчество / Протестное творчество / Разработка протестной символики

Смотри:
Fig. X1: Непрекращающийся креатив
Fig. I2: Алфавит протестов

Скриншот: Instagram godofbelarus



Fig. I3



Key date #1

Arrest of Viktor Babariko


On 18 June 2020, presidential candidate Viktor Babariko was detained together with his son Eduard, who was the head of his father's electoral headquarters. This was preceded by a search on 11th of June at the head office of Belgazprombank, which Viktor Babariko headed for 20 years; detention of 15 managers and employees of the bank on 12th of June; refusal to register as a presidential candidate at a meeting of the Central Election Commission on 14th June; blocking of the election fund account on 17th of June. Only on 2nd of July it became known that Viktor Babariko is accused of money laundering, tax evasion and bribery. His son is accused of tax evasion. Both are still being held in KGB custody.

Photo: viktar_babaryka / Twitter ©

Ключевая дата #1

Арест Виктора Бабарико


18 июня 2020 года кандидат в президенты Виктор Бабарико был задержан вместе со своим сыном Эдуардом, который являлся руководителем избирательного штаба отца. Этому предшествовали: обыск 11 июня в головном офисе Белгазпромбанка, которым Виктор Бабарико руководил 20 лет; задержание 15 человек руководителей и сотрудников банка 12 июня; отказ в регистрации кандидатом в президенты на заседании ЦИК 14 июня; блокировка счёта избирательного фонда 17 июня. Лишь 2 июля стало известно, что Виктора Бабарико обвиняют в "отмывании" денег, уклонении от уплаты налогов и даче взятки. Его сын обвиняется в уклонении от уплаты налогов. Оба они до сегодняшнего дня находятся под стражей в СИЗО КГБ.

Фото: viktar_babaryka / Twitter ©



Fig. J3



Key date #2

Arrest of "Eva"


On 12 June 2020, the head office of Belgazprombank, whose CEO was presidential candidate Viktor Babariko, was searched. During the search 150 art canvases were seized. On 14th of June, the TV channel Belarus 1 reported that all these paintings were included in the criminal case. At the same time iIn a television shot there was a painting by Chaim Soutine "Eva", which was purchased at the auction Sotheby's in 2013. The arrest of the paintings caused outrage in society, and "Eva" was one of the first symbols of protest and movement #EVAlution.

Ключевая дата #2

Арест “Евы”


12 июня 2020 года в главном офисе Белгазпромбанка, генеральным директором которого являлся кандидат в президенты Виктор Бабарико, провели обыск. Во время обыска были изъяты 150 художественных полотен. 14 июня в эфире телеканала Беларусь 1 рассказали, что все эти картины приобщили к уголовному делу. При этом в кадре оказалась картина Хаима Сутина "Ева", которая была приобретена на аукционе Sotheby's в 2013 году. Арест картин вызвал возмущение в обществе, а "Ева" стала одним из первых символов протестов и движения #евалюция.



Fig. K3



Key date #3

Consolidation of Three Campaign Offices


On the 15th of May, 2020, Svetlana Tikhanovskaya, the wife of Sergei Tikhanovsky, the author of the popular Country for Life YouTube channel, tried to register an initiative group for collecting signatures necessary for registration as a presidential candidate for her husband. He was detained on the 6th of May and sentenced to 15 days of arrest. Despite the power of attorney addressed to his wife, the Central Election Commission (CEC) refused to register the group. After that Svetlana Tikhanovskaya registered an initiative group in her own name. Together with her, the initiative groups were also registered by Valery Tsepkalo and Viktor Babariko – the main rivals of Alexander Lukashenko in the elections. However, after collecting the required number of signatures, at the CEC meeting on July 14, both men were denied registration as candidates for the presidency of the Republic of Belarus. Out of all clearly oppositional candidates, only Svetlana Tikhanovskaya passed this filter. And on July 16, 2020, the campaign offices of all three candidates announced the unification. The meeting was attended by Maria Kolesnikova (representative of Victor Babariko's office), Svetlana Tikhanovskaya and Veronika Tsepkalo (wife of Valery Tsepkalo). Their joint photographs from this and other meetings have circulated the Internet, at one point making them a symbol of change in the upcoming elections.

Photo credit: elections campaign office of Victor Babariko ©

Ключевая дата #3

Объединение трех штабов 


15 мая 2020 года Светлана Тихановская – супруга автора популярного YouTube-канала "Страна для жизни" Сергея Тихановского – попыталась зарегистрировать инициативную группу по сбору подписей, необходимых для регистрации кандидатом в президенты, для своего мужа. Он был задержан 6 мая и осуждён на 15 суток ареста. Не смотря на доверенность на имя жены, Центральная избирательная комиссия отказала в регистрации. После чего Светлана Тихановская зарегистрировала инициативную группу на своё имя. Вместе с ней инициативные группы были также зарегистрированы Валерием Цепкало и Виктором Бабарико – основными соперниками Александра Лукашенко на выборах. Однако, после сбора необходимого количества подписей, на заседании ЦИК 14 июля обоим мужчинам было отказано в регистрации в качестве кандидатов в президенты Республики Беларусь. Из явно оппозиционных кандидатов лишь Светлана Тихановская прошла этот фильтр. И уже 16 июля 2020 года штабы всех трёх кандидатов заявили об объединении. На встрече присутствовали Мария Колесникова (представитель штаба Виктора Бабарико), Светлана Тихановская и Вероника Цепкало (супруга Валерия Цепкало). Их совместные фотографии на этой и последующих встречах облетели интернет, в один момент сделав их символом перемен на предстоящих выборах.

Фото: штаб Виктора Бабарико ©



Fig. L3




Contributor #6

Aliaksei Bratachkin


Aleksei Bratachkin historian, leader of the ECLAB “Public History” program, co-author of the collective monographs “After Soviet Marxism: History, Philosophy, Sociology and Psychoanalysis in National Contexts (Belarus, Ukraine)” (Vilnius, 2013) and “Ways of Europeanization of Belarus: Between the Politics and the Construction of Identity (1991 – 2010)” (Minsk, 2011).

Lives and works in Minsk.
Контрибьютор #6

Алексей Браточкин


Алексей Браточкин историк, руководитель программы «Публичная история» ECLAB, соавтор коллективных монографий «После советского марксизма: история, философия, социология и психоанализ в национальных контекстах (Беларусь, Украина)» (Вильнюс, 2013) и «Пути европеизации Беларуси: между политикой и конструированием идентичности (1991 – 2010)» (Минск, 2011).

Живет и работает в Минске.



Fig. M3



Quote by Aliaksei Bratachkin #1

Everyday Life Has Ceased to Be a Routine


Now I am trying to capture how my own self-identity is changing in the context of what is happening. I have a feeling that I seem to have lived and at the same time did not have life before. As if I was pulled out of that fake being, but, at the same time, I still don't understand where I am and how to act. Everyday life has changed a lot and has ceased to be a routine. All these feelings associated with routes, with a sense of security, for example, have changed a lot. This, of course, is associated not only with political events, but also impacted by the COVID-19 epidemic. Social communication practices are changing today: from work to some kind of daily routine activities, such as shopping. The attitude towards the urban environment has changed. A change in how other people feel is obvious. There is such a transformation of everyday life, which disrupts the usual routine and relationships. And it is difficult to establish a connection with the former self, since everyday life has changed.

From a conversation on the 4th of November 2020

Цитата Алексея Браточкина #1

Повседневность перестала быть рутиной


Сейчас я пытаюсь фиксировать то, как меняется моя собственная самоидентификация в контексте того, что происходит. Есть ощущение, что я вроде бы жил и одновременно не жил раньше. Как будто бы меня достали из той инсценированной жизни, но, одновременно, я пока не понимаю, где я нахожусь и как надо действовать. Повседневность очень сильно изменилась и перестала быть рутиной. Все эти ощущения, связанные с маршрутами, с ощущением безопасности, например – сильно изменились. Это, конечно, связано не только с политическими событиями, но также накладывается на эпидемию Сovid-19. Сегодня меняются практики социальной коммуникации: начиная от работы и заканчивая какими-то повседневными автоматизированными действиями, такими как поход в магазин. Изменилось отношение к городской среде. Очевидна перемена в ощущении других людей. Происходит такая трансформация повседневности, которая нарушает  привычную рутину и привычные отношения. И трудно наладить связь с самим собой прежним, поскольку нарушена какая-то житейская протяженность.

Из разговора 4 ноября 2020



Fig. N3



Quote by Aliaksei Bratachkin #2

I Didn't Want to Participate in this Ritual


To me, the pre-election process and the entire summer of 2020 were unexpected. On election day, I decided to vote, although until the last moment I did not want to vote. Because the word “elections” in the context of the situation in Belarus has been funny since 1994. I didn’t want to participate in this ritual, but together with my friends we decided to go to the polls, vote and see what was happening there. I voted for Svetlana Tikhanovskaya, photographed the ballot and sent it to the “Voice” platform, and in the evening, when my friends and I approached to check the protocol, the riot police dispersed us. And afterwards everything that happened sharply accelerated the sense of time.

From a conversation on the 4th of November 2020


Цитата Алексея Браточкина #2

Я не хотел участвовать в этом ритуале


Для меня предвыборный процесс, все лето 2020 года, оказался неожиданным. В день выборов я решился таки проголосовать, хотя до последнего не хотел идти на них. Потому что слово “выборы” в контексте ситуации в Беларуси является смешным с 1994 года. Я не хотел участвовать в этом ритуале, однако вместе со своими знакомыми мы решили сходить на выборы, проголосовать и посмотреть, что там происходит. Я голосовал за Светлану Тихановскую, сфотографировал бюллетень и отправил его на платформу “Голос”, а вечером, когда мы со знакомыми подошли проверить протокол, нас прогнал ОМОН. Ну а дальше стало происходить все то, что резко ускорило ощущение  времени.

Из разговора 4 ноября 2020



Fig. O3



Quote by Aliaksei Bratachkin #3

Time Has Become a Point of Singularity


Immediately after the elections, time has accelerated and turned into some kind of singularity point. It has become unusually compressed; the density of events has become so high that we have lost the sense of "time". Different people say that these months after the election day have passed absolutely without any internal time boundaries. This period can be simply called the “post-election period”.

From a conversation on the 4th of November 2020

Цитата Алексея Браточкина #3

Время  превратилось в точку сингулярности


Сразу после выборов время ускорилось и превратилось в какую-то точку сингулярности. Оно стало необычайно спрессованным, плотность событий стала настолько максимальной, что мы утратили чувство «времени». Совершенно разные люди говорят о том, что эти месяцы после дня выборов прошли абсолютно без всяческих внутренних временных границ. Этот период можно назвать просто “периодом после выборов”.

Из разговора 4 ноября 2020



Fig. P3



Quote by Aliaksei Bratachkin #4

The Sense of Time Has Changed


After the violence on the days from the 9th to the 12th of August, the sense of time beyond individual experience has changed dramatically. Before the elections, time seemed frozen, the future became intangible. But at some point, on the days between the 13th and the 16th of August, many people suddenly realized something important – they felt the social dynamics in the country, and one could sense it right away. On these days, an impressive demonstration of women took place at the Komarovsky market and the first large-scale rally at the Stella. Now the feeling that there is a future has appeared. Although this future is still completely undefined, it is uncertain and depends on how the situation develops in the future.

From a conversation on the 4th of November 2020

Цитата Алексея Браточкина #4

Изменилось ощущение темпоральности


После дней насилия с 9 по 12 августа очень сильно изменилось ощущение темпоральности, выходящей за рамки индивидуального опыта. До выборов время казалось застывшим,  будущее стало неосязаемым. Но в какой-то момент, с 13 по 16 августа, многие вдруг  ощутили нечто важное – в стране есть социальная динамика, это можно было почувствовать прямо на физическом уровне. В эти даты произошли впечатлившие меня демонстрация женщин у Комаровского рынка и первый масштабный митинг у Стелы. Сейчас ощущение того, что будущее есть – появилось. Хотя пока это будущее совершенно непонятно, оно неопределенное, зависит от дальнейшего хода событий.


Из разговора 4 ноября 2020



Fig. Q3



Quote by Aliaksei Bratachkin #5

Exit from the Authoritarianism


As a historian, I certainly read about the "exit from authoritarianism" that many countries have experienced. In the 1990s, the theory of democratic transition was popular, it was about how countries after the crash of the Soviet political regime can transform into democracies. The time of “perestroika” in the late 1980s (I was then at school, later studied at the university) is interesting to me now as it’s similar to the situation that we can see today. I hope the society has become less naive since then. As a historian, I would like our exit from authoritarianism to take place without a strong social split, without violence, and hope it would not be socially traumatic for the groups of the population who, due to their age and lack of resources, will find it difficult to participate in these changes.

From a conversation on the 4th of November 2020

Цитата Алексея Браточкина #5

Выход из авторитаризма


Как историк, я конечно читал о «выходе из авторитаризма», который многие страны пережили. В 1990-е годы была популярна теория демократического транзита, о том как страны после финала советского политического режима могут преобразоваться в демократии. Эпоха перестройки в конце 1980-х (я учился тогда в школе, позже в университете) интересна для меня сейчас как параллель с той ситуацией, которую мы наблюдаем сегодня. Я надеюсь, что общество стало менее наивным с тех пор. Как историк, я хотел бы, чтобы выход из авторитаризма произошел у нас без сильного общественного раскола, без насилия, и чтобы это было не слишком травмирующим в социальном смысле для тех групп населения, которым уже в силу возраста и отсутствия ресурсов будет сложно участвовать в этих переменах.

Из разговора 4 ноября 2020



Fig. R3



Quote by Aliaksei Bratachkin #6

The Most Important Task


There is such a minimal, completely non-utopian action item that must be completed sooner or later: to end violence against the population, to end the state terror. This is the most important task now.

From a conversation on the 4th of November 2020

Цитата Алексея Браточкина #6

Самое важное


Есть такая минимальная совершенно не утопическая задача, которая должна осуществиться рано или поздно: это прекращение насилия над гражданским населением, прекращение государственного террора. Сейчас это самое важное.

Из разговора 4 ноября 2020



Fig. S3



Quote by Aliaksei Bratachkin #7

The Reality Invades in the Fake Politics


I see that the protests began in a country where political life was completely destroyed. The philosopher Vladimir Furs said that politics is completely fake here. When he described the experience happening at the square in 2006, he said that it was “the invasion of reality into the framed-up politics”. Not only political life was eliminated, but also basically the intellectual life was censored.

From a conversation on the 4th of November 2020

Цитата Алексея Браточкина #7

Вторжение реальности в инсценированную политику


Я вижу, что протесты начались в стране, в которой была полностью уничтожена политическая жизнь. Покойный философ Владимир Фурс говорил, что политика здесь полностью инсценирована. Когда он описывал опыт площади 2006 года, он говорил, что это было “вторжение реальности в инсценированную политику”. Зачищена была не только политическая жизни, но и, в принципе, цензурирована интеллектуальная жизнь.


Из разговора 4 ноября 2020



Fig. T3



Quote by Aliaksei Bratachkin #8

The Problem with Sociology


Today we are talking primarily about the reflection of society about itself. I see analogies with the perestroika when social transformations took place. Same as back then, people are in confusion, many cannot identify themselves with political ideas of a different spectrum or understand “their interests”. This information should be available. But we have a huge problem with sociology. It is extremely difficult for us to talk about who is protesting and how, what is happening in different social groups, what they stand for, what features they are characterized and qualified by. This sociological picture is very difficult to build. On the one hand, people focus on political reality, but there is a feeling that not everyone understands that this political reality is closely connected with the social structure and with what part of this social structure what people belong to. Therefore, nowadays people are trying to overcome this feeling of minimal knowledge about society.

From a conversation on the 4th of November 2020

Цитата Алексея Браточкина #8

Проблема с социологией


Сегодня речь идет прежде всего о рефлексии общества по поводу себя самого. Я вижу аналогии с той же перестройкой, когда происходили социальные трансформации. Как и тогда, люди пребывают в определенной растерянности, многие не могут себя идентифицировать с политическими идеями разного спектра, понять «свои интересы». Этот набор сведений должен быть. Но у нас есть огромная проблема с социологией. Нам крайне трудно говорить о том, кто и как протестует, что происходит в разных социальных группах, за что они выступают, какими признаками они характеризуются и квалифицируются. Эту социологическую картину очень сложно сконструировать. С одной стороны, люди делают акцент на политической реальности, но есть такое ощущение, что не все понимают, что эта политическая реальность тесно связана с социальной структурой и с тем, кто и в какой части этой социальной структуры находится. Поэтому люди пытаются сейчас преодолеть это ощущение минимального знания об обществе. 


Из разговора 4 ноября 2020



Fig. U3



Quote by Aliaksei Bratachkin #9

Open Society


Today, many people including me are pleased that the society turned out to be not what we imagined it to be. It turned out to be not so dead, and people are not so disconnected from each other. People turned out to be brave, capable of showing solidarity; they build horizontal connections in society. Now a lot of people are discovering "society", the authorities are doing it too.

From a conversation on the 4th of November 2020

Цитата Алексея Браточкина #9

Открыть общество


Сегодня у многих, и у меня в том числе, есть эйфория от того, что общество оказалось не таким, каким мы его представляли. Она оказалось не таким мертвым, а люди не так отчуждены друг от друга. Люди оказались более боевитыми, способными на солидарность, они выстраивают горизонтальные связи. Сейчас многие открывают для себя «общество», в том числе и власти.

Из разговора 4 ноября 2020



Fig. V3



Quote by Aliaksei Bratachkin #10

Regions


For a long time, protests were concentrated in Minsk. Minsk has always been a city of protest, that’s why Lukashenko hates it and he even once let out his opinion on this point. Indeed, even according to the official information, Minsk has supported Lukashenko the least. But what is happening now in the regions is interesting in every sense. Now there is a difficult situation there this can be seen from the way the riot police operate there now. In some cases, they act much more aggressively and harsher than in Minsk, because there are not so many people going on Sunday protest marches at ones. One could notice the regions even during the protests against the so-called “Decree on parasitism”.

From a conversation on the 4th of November 2020

Цитата Алексея Браточкина #10

Регионы


Долгое время протестные настроения были сконцентрированы в Минске. Минск всегда был протестным городом, за это Лукашенко его ненавидит, и даже как-то проговаривался об этом. Ведь даже по официальным цифрам Минск всегда голосовал меньше всех за него. Но то, что происходит сейчас в регионах – интересно во всех смыслах. Сейчас там тяжелая ситуация –это видно по тому, как там сейчас действует силовики. В некоторых случаях они действуют гораздо агрессивнее и жестче, чем в Минске, потому что там нет такой критической массы людей, которая способна одномоментно выйти  на воскресные марши протеста. Регионы стали заметны еще во время протестов, связанных с так называемым «Декретом о тунеядстве».

Из разговора 4 ноября 2020



Fig. W3



Quote by Aliaksei Bratachkin #11

Fascism


The word that comes up often at the protests is the word "fascism". This term is now used by everyone in Belarus: both those who criticize the former government, and the former government itself, which is trying to seize everything and prove that its opponents are "fascists". It is very obvious how the Second World War is represented in the history of protest today as a symbolic resource. After all, it is represented in a literal sense: from the fences surrounding the new Museum of the Second World War history and the Stella, to constant appeals to "fascism" on both sides, from photographic materials that directly refer to some military events and are designed to remind of them, to the dispute over the history of the flag and the symbolism of the protest.

From a conversation on the 4th of November 2020

Цитата Алексея Браточкина #11

Фашизм


Слово, которое не дает покоя в связи с протестами – это слово “фашизм”. Этот термин сейчас используют все в Беларуси: и те, кто критикует бывшую власть, и сама бывшая власть, которая пытается все узурпировать и доказать, что ее противники – это «фашисты». Очень показательно то, как сегодня вписана в историю протеста Вторая мировая война в качестве символического ресурса. Ведь она вписана в буквальном смысле: от постоянных ограждений нового Музея истории Великой отечественной войны и Стелы, до постоянных  апелляций к «фашизму» с обеих сторон, от фотографических материалов, которые напрямую отсылают к каким-то военным событиям и конструируется так, чтобы напомнить о них, до споров вокруг истории флага и символики протеста.


Из разговора 4 ноября 2020



Fig. X3



Quote by Aliaksei Bratachkin #12

History Actualization


Now everyone is appealing to history during these events, when choosing a flag of a district, when trying to understand how we ended up in this situation and why we are now solving the problem with authoritarianism. Today it is also interesting to recall the history of Stalinism. The history is interrupted. Some historical events are actualized suddenly. Now, of course, the entire history of violence has become actualized: the disappearance of politicians in the late 1990s – early 2000s, Lukashenko's rise to power in 1994, the 1994 Constitution and its amendment in 1996, all rigged elections, two protests in 2006 and 2010 – all these events are significant for political history. But there are some things that go beyond political history.

From a conversation on the 4th of November 2020

Цитата Алексея Браточкина #12

Актуализация истории


Сейчас все апеллируют к истории в ходе этих событий, в ходе подбора флагов для районов, в ходе попыток поднять вопрос о том, как мы очутились в этой ситуации и почему сейчас мы решаем эту проблему с авторитаризмом. Сегодня также интересно вспомнить историю сталинизма. История не непрерывна. Некоторые исторические события актуализируются внезапно. Вот сейчас конечно же актуализировалась вся история насилия: исчезновение политиков в конце 1990-х – начале 2000-х, приход к власти Лукашенко в 1994 году, Конституция 1994 года и её изменение в 1996 году, все сфальсифицированные выборы, две протестные Площади в 2006 и 2010 годах – все это знаковые для политической истории триггеры. Но есть какие-то вещи, которые выходят за рамки политической истории.

Из разговора 4 ноября 2020



Fig. Y3


Quote by Aliaksei Bratachkin #13

Liberation from the Magic of Authoritarianism


Social dynamics is what we need to study now. It is the story of how people began to perceive the value of self-esteem, the idea of human rights. In the beginning, the idea of human rights was installed here as a kind of result of cultural transfer in the 1990s. Now it has become part of identification. Today it is a story of how people were gradually liberated from this "magic" of authoritarianism in various ways. It happened in completely different ways: people were liberated from the idea that a paternalistic state is a state that best "protects". We can also talk about the crisis of 2008 – 2009, when many categories of people, such as Chernobyl victims, stopped receiving any benefits from the state. That's when (and before) the feeling of injustice and justice began to form.

From a conversation on 4 November 2020

Цитата Алексея Браточкина #13

Освобождение от магии авторитаризма


Социальная динамика – вот что нужно изучать сейчас. Это история того, как люди начали воспринимать ценность собственного достоинства, идеи прав человека. Ведь вначале же идея прав человека была инсталлирована здесь как своего рода результат культурного трансфера в 1990-е годы. Теперь это стало частью идентификации. Сегодня это история того, как люди постепенно освобождались в разных смыслах от этой «магии» авторитаризма. Это происходило совершенно в разных вещах: люди освобождались от представления о том, что патерналистское государство – это государство, которое лучше всего «защищает». Мы также можем сказать о кризисе 2008 – 2009 годов, когда многие категории людей, такие как чернобыльцы, перестали получать какие-то льготы от государства. Тогда (да и раньше) начало формироваться  ощущение несправедливости и справедливости.

Из разговора 4 ноября 2020



Fig. Z3




Favourite slogan #4

Down with the Autocracy!


During one of the marches, I saw a man standing near the Minsk Hotel, and his poster said: "Down with the autocracy!". This slogan was central to the revolutionary events of the early 20th century, the consequences of which were as diverse as possible. At the same time, this slogan became interesting to me because I studied at a Soviet school, and all Soviet historical science and history teaching was built around the idea of emancipation of the proletariat and the "socialist revolution". But this person here and now has a new meaning to this slogan, and it refers to this large and long process of revolution and emancipation.

From a conversation with Alexei Bratachkin on November 4th 2020

Photo: fragment of a publication on spring96.org ©

Избранный лозунг #4

Долой самодержавие!


Во время одного из маршей я увидел человека, стоявшего возле гостиницы «Минск», у него на плакате было написано “Долой самодержавие!”. Этот лозунг был центральным в ходе революционных событий начала XX века, последствия которых были максимально разнообразными. Одновременно этот лозунг для меня стал интересным этой специфической актуализацией, потому что я учился в советской школе, и вся советская историческая наука и преподавание истории было построено вокруг идеи эмансипации пролетариата и «социалистической революции». Но у этого человека здесь и сейчас этот лозунг приобретает новый смысл, и отсылает к этому большому и длительному процессу революции и эмансипации.

Из разговора с  Алексеем Браточкиным 4 ноября 2020

Фото: фрагмент публикации на сайте spring96.org ©