About      Works      Exhibitions      News      Journal      Index   




7

Fig. A7



Work in progress
Символ #12

Стоп таракан! 


6 мая 2020 года беларуский предприниматель, блогер, автор telegram-канала “Страна для жизни” Сергей Тихановский заявил о намерении участвовать в президентской кампании в качестве кандидата в президенты. Лозунгом предвыборной кампании стала фраза “Стоп таракан!”, а символом домашний тапок. Этот образ  позаимствован из сказки Корнея Чуковского “Тараканище”. Сравнение действующего на тот момент президента с усатым насекомым стало одним из поворотных моментов президентской гонки 2020 года: образ власти в глазах народа после долгих лет запугивания и репрессий был моментально десакрализирован.

Преследования Сергея Тихановского начались ещё в декабре 2019 года. За участие в акции против углубления интеграции Беларуси и России 21 декабря в Минске он был осуждён на два срока по 15 суток заключения. Его освободили сразу после отбывания первого срока без объяснения причины. Однако, спустя почти полгода, 6 мая 2020 года, накануне подачи документов на регистрацию инициативных групп, Сергея задержали и поместили под арест для отбытия второго срока. Этот арест был использован властями для того, чтобы сорвать регистрацию. Светлане Тихановской, жене Сергея, пришлось регистрировать группу на своё имя. Выйдя из заключения, Сергей Тихановский оказался не кандидатом в президенты, а главой штаба своей жены. Далее в результате провокации он снова оказался в заключении. Кроме множества административных дел, он проходит подозреваемым по двум уголовным делам. 31 мая Сергей Тихановский был признан политическим заключенным.

Скриншот: focus.ua



Fig. B7



Work in progress
Символ #13

Женские акции протеста


Начиная с цепи солидарности женщин у Комаровского рынка (смотри fig. A5: Первая акция протестов женщин у Комаровcкого рынка) женские акции стали проходить регулярно, а женские марши стали проводиться каждую субботу. Их участницы являются для всего мира лицом беларуского протеста. Вначале участницы женских маршей дополнительно мотивировали себя тем, что женщин не будут арестовывать и избивать. Но акции продолжаются и сегодня, хотя женщин стали часто  и регулярно арестовывать и наказывать. Женские марши протеста послужили примером для других тематических маршей.

Скриншот:  euronews.com



Fig. C7



Work in progress
Символ #14

Тематические марши


Отдельные тематические акции протеста и марши проводят айтишники, медики и люди других профессий. Работники культуры (художники, труппы драматических и оперного театров, работники филармонии), госслужащие и сотрудники множества других учреждений составляли коллективные обращения, записывали видеоролики, выходили на улицы, требуя прекращения насилия и новых выборов. С началом учебного года в столице и регионах начались первые мирные протесты в вузах. Студенты регулярно устраивают свои акции несогласия с нелигитимной властью, на что та реагирует насилием и отчислениями. Своими собственными протестными маршами обзавелись те, кто, казалось, полностью зависит от государства и потому считался его опорой: пенсионеры (которые стали выходить по понедельникам) и люди с инвалидностью.



Fig. D7



Work in progress
Ключевая дата #9

Арест и попытка выдворения из Беларуси Марии Колесниковой


Марию Колесникову (смотри fig. K3: Объединение трех штабов) задержали неизвестные люди утром 7 сентября 2020 года возле Национального художественного музея, а ночью с 7 на 8 сентября ее и еще двоих членов Координационного совета, Ивана Кравцова и Антона Родненкова, попытались насильно депортировать из Беларуси в Украину. Марию угрожали вывезти “целой или по частям”, однако не доехав до украинского пограничного контроля, она оказала сопротивление, порвала свой паспорт, сумела выбраться из автомобиля и пешком пошла обратно в сторону беларуской границы. О том, что это была попытка насильственного выдворения из страны с целью ослабления и компрометации беларуской оппозиции, свидетельствуют неоднократные заявления самой Марии, что она ни при каких обстоятельствах не намерена покидать Родину. По официальной версии властей, Мария сама пыталась бежать из страны, однако это удалось только Крацову и Родненкову, а Колесникову задержали. На данный момент Мария находится в заключении, ей предъявлено обвинение по уголовному делу о публичных призывах к захвату власти. Марии грозит от двух до пяти лет лишения свободы. Она признана политической заключенной.

Скриншот: rus.tvnet.lv



Fig. E7



Work in progress
Символ #15

Координационный совет


14 августа Светлана Тихановская заявила о создании Координационного совета беларуской оппозиции, негосударственного представительного органа, созданного с целью организации процесса преодоления политического кризиса и обеспечения согласия в обществе, а также для защиты суверенитета и независимости Беларуси. Первое заседание Совета состоялось 18 августа, а 19 августа был утвержден президиум, в который вошли 7 человек: Светлана Алексиевич, писательница и нобелевская лауреатка по литературе; Павел Латушко, государственный, политический и общественный деятель, бывший министр культуры и директор Купаловского театраМария Колесникова, представительница штаба Виктора БабарикоМаксим Знак, адвокат и юрист; Лилия Власова, юристка и медиатор; Сергей Дылевский, бывший глава стачкома Минского тракторного заводаОльга Ковалькова, юристка, доверенное лицо Светланы Тихановской. Совет выдвинул три основных требования к властям: прекращение насилия и преследований граждан, освобождение всех политзаключенных и проведение новых выборов. Александр Лукашенко заявил, что создание Совета является «попыткой захвата власти со всеми вытекающими последствиями». 20 августа против членов Совета было возбуждено уголовное дело по статье 361 УК РБ о призывах к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности. Четверо членов президиума в разное время были задержаны. Лилия Власова была отпущена из-под стражи, однако уголовное дело против нее не прекращено. Ольга Ковалькова была задержана, а позднее депортирована в Польшу. Марию Колесникову пытались выдворить из страны, но она разорвала свой паспорт, сделав это невозможным. Как и Максим Знак, Мария Колесникова сейчас находится под стражей. Светлана Алексиевич, Павел Латушко и Сергей Дылевский из-за преследований со стороны властей были вынуждены покинуть страну.



Fig. F7



Work in progress
Ключевая дата #10

Первая акция солидарности из-за ареста Виктора Бабарико


В день ареста кандидата в президенты Виктора Бабарико 18 июня 2020 года в Минске прошла массовая акция в его поддержку. Люди воспользовались пикетом по сбору подписей в поддержку Ольги Ковальковой и Николая Козлова (их инициативные группы в итоге не были зарегистрированы) и выстроились от пикетов в огромную очередь — цепь солидарности. Акция началась в 18:00, а к 22:00 цепь растянулась по всему центру Минска на почти 4 километра. Водители проезжающих мимо автомобилей сигналили в знак солидарности и включали протестующим песню “Хочу перемен!”. Люди не разошлись, даже когда над Минском прошел сильный ливень с градом, и продолжили стоять в цепи и после полуночи, скандируя “Выпускай!” и “Жыве Беларусь!”. Акция продлилась более 6 часов, на ней были задержаны два человека.

Фото: news.tut.by



Fig. G7


Work in progress
Ключевая дата #11

Эскалация насилия 9 — 12 августа


Сразу после закрытия избирательных участков многие люди вышли на улицы. Одни хотели увидеть итоговые протоколы, которые по закону должны быть предъявлены на всеобщее обозрение после подсчёта. Протоколы, в которых большинство голосов было отдано за Александра Лукашенко, вызывали острую негативную реакцию. В то же время те, в которых побеждала Светлана Тихановская, встречали аплодисментами. Однако было немало участков, где итоговые протоколы так и не появились. Более того, людей их ожидающих задерживала милиция. Другие люди просто вышли на улицы в разных городах Беларуси из-за недоверия к ещё неоглашённым результатам выборов, поскольку уже не надеялись на справедливые итоги. Власти готовились к этому уже днём 9 августа 2020 года. Так во второй половине дня в Минск начали стягивать спецтехнику, были перекрыты две центральные площади — Независимости и Октябрьская, в течение всего дня наблюдались проблемы с интернетом, которые после закрытия избирательных участков значительно усугубились. Протестующие по многочисленным свидетельствам вели себя мирно, не нападали на силовиков, пытались поговорить со стоящими в оцеплении. Но, судя по всему, у силовиков была задача убрать людей с улицы любым способом. Поэтому в ход пошли спецсредства: водомёты, слезоточивый газ, светошумовые гранаты и резиновые пули. Людей принялись задерживать, избивая резиновыми дубинками. Лишь в некоторых небольших городах Беларуси не дошло до силовых разгонов. Только за 9 августа по данным МВД в 33 городах страны были задержаны около 3000 человек. В больницы за помощью обращались люди с черепно-мозговыми травмами, ранениями резиновыми пулями, ушибами.

На следующий день проблемы с интернетом никуда не исчезли. Доступ был либо плохим, либо отсутствовал вовсе. Люди были дезориентированы, поскольку многие не имели доступа к независимым СМИ. ЦИК объявил предварительные результаты выборов, по которым Александр Лукашенко побеждал с более 80% голосов, а Светлана Тихановская набирала менее 10%. Это кардинально расходилось с результатами независимой платформы “Голос”, где за Тихановскую проголосовали более 80% её пользователей. К вечеру 10 августа напряжение нисколько не спало. Как и днём ранее, вечером в Минске закрывались некоторые станции метро, в центр стягивалась спецтехника. После завершения рабочего дня люди начали собираться на улицах небольшими группами. Почти сразу силовики принялись разгонять и жёстко задерживать протестующих как в Минске, так и в других городах. Наибольшего накала противостояние достигло в столице: люди собирались в разных частях города по несколько тысяч человек, перекрывали движение, устраивали баррикады из мусорных контейнеров, бетонных лавок и строительных заборов. Для разгона был применён большой арсенал спецсредств, канонады светошумовых гранат были видны и слышны за многие километры. Протестующие в некоторых местах запускали фейерверки в сторону силовиков, бросали бутылки и камни. Но это не принимало массовый характер. Около 23:00 в Минске погиб Александр Тарайковский. Первоначальная версия МВД — случайное срабатывание самодельного взрывного устройства. Впрочем многочисленные показания и видеосъёмки очевидцев позволяли утверждать, что смерть наступила после выстрела в грудь одним из силовиков, предположительно резиновой пулей. По итогам дня по всей республике задержано было более 2000 человек, более 200 госпитализировано.

Днём 11 августа стало известно, что Светлана Тихановская находится в Литве. В своём видеообращении она заявила, что её вынудили покинуть Беларусь. А двумя часами позже в провластном телеграм-канале появилось видео, в котором она призывала прекратить протесты. Были серьёзные основания полагать, что второй ролик записан под давлением. В любом случае, эти призывы едва ли возымели какой-то эффект. В течение дня к месту гибели Александра Тарайковского стали приходить люди и возлагать цветы, опустошив близлежащие цветочные магазины. По всей стране сохранялись проблемы с доступом в интернет. Продолжая повышать градус насилия, силовики принялись избивать и задерживать журналистов. Их задерживали и в предыдущие дни, но теперь это делалось целенаправленно. К вечеру весь центр Минска был перекрыт, поэтому протест переместился в спальные районы. Людей было уже меньше и силовики продолжили увеличивать давление. Уже мало было просто разогнать людей, они преследовали протестующих во дворах, забегали в подъезды, применяли спецсредства прямо в жилых кварталах. В Бресте применили табельное оружие на поражение, один человек был ранен. По итогам дня задержано было около 1000 человек, а госпитализировано 51.

Утром 12 августа в страну вернулся интернет и люди смогли увидеть, что же происходило в эти три дня. Многочисленные видеозаписи протестующих стали достоянием общественности. Начала просачиваться информация о нечеловеческих условиях содержания более чем 6000 задержанных. Сведения о применении пыток в беларуских тюрьмах были и раньше. Их было немного, поэтому они не вызывали возмущения общественности. Но после этих трёх дней стало очевидно, что уровень насилия превысил все мыслимые пределы. Если 9 августа люди выходили с требованием честных выборов, то после 11 августа не менее значимым требованием стало привлечение к ответственности всех виновных в смертях, пытках и избиениях мирных протестующих. А когда стало понятно, что государство не намерено расследовать эти преступления, добавилось требование об отставке Александра Лукашенко. 26 августа Генеральная прокуратура Беларуси сообщила, что под ее эгидой создана межведомственная комиссия по оценке фактов насилия со стороны силовиков. На 1 сентября таких обращений было 450. На 2 ноября их количество выросло до не менее 2000. Однако спустя более чем 3 месяца с начала протестов ни по одному из них не было начато никаких следственных действий. Более того, начали поступать первые отказы от их рассмотрения. Проверка по факту смерти Александра Тарайковского была затянута на максимально возможный срок — 3 месяца. А 10 ноября она была приостановлена, позволяя тем самым отодвинуть принятие вердикта ещё на 3 месяца.

Скриншот: digital-report.ru



Fig. H7



Work in progress
Триггер #4

COVID-19


Весной-летом 2020 года Беларусь стала единственной европейской страной, в которой власти отрицали угрозу пандемии и не принимали никаких реальных мер против распространения вируса. Продолжали работать учебные учреждения и проводились массовые мероприятия. В какой-то момент Беларусь оказалась единственной страной в Европе с полностью открытыми границами в обе стороны. В разгар пандемии были проведены национальный чемпионат по футболу и парад победы 9 мая, позднее прозванный “парадом смерти”. Врачи оказались брошенными в борьбе с COVID: нехватка средств индивидуальной защиты привела к высокой заболеваемости самих медиков. В то же время власти уверяли, что больницы снабжены всем необходимым. Официальные СМИ дезинформировали население об эпидемиологической ситуации: по некоторым оценкам, официальная статистика была занижена в десятки раз. Об этом свидетельствует отчет о смертности, поданный в ООН, согласно которому за июнь 2020 года число смертей в стране более чем на 3,5 тысячи превысило прошлогодние показатели, хотя официальное число смертей за всю пандемию к тому моменту составляло 392 человека. COVID-диссидент Александр Лукашенко называл пандемию психозом и предлагал лечиться сельскохозяйственными работами, игрой в хоккей, сауной, сливочным маслом и водкой. Под прикрытием пандемии власти принимали меры, направленные на подавление протестной деятельности. Так, ссылаясь на коронавирус, власти не пускали в СИЗО адвокатов задержанного претендента на пост президента Виктора Бабарико, а также ограничили число наблюдателей на избирательных участках до трех человек в дни досрочного голосования и до пяти в день основного, тем самым фактически отстранив их от наблюдения за избирательным процессом. Большинству зарубежных журналистов не удалось получить аккредитацию для освещения выборов. Сам Александр Лукашенко заявлял, что массовые уличные протесты осложняют эпидемиологическую ситуацию. Однако это не мешало властям проводить массовые задержания граждан с последующим их содержанием в переполненных камерах в антисанитарных условиях. 29 октября власти, ссылаясь на эпидемиологическую обстановку, объявили о закрытии границ с 1 ноября с Украиной, Польшей и странами Балтии. Россию, где эпидемиологическая ситуация была ничем не лучше других соседей, эти ограничения не затронули. Более того, запрет на въезд действовал только на пограничных переходах, а иностранцев, прибывавших международными авиарейсами, он не касался. Пандемия послужила мощным толчком для сплочения беларуского общества. В марте была запущена крупная волонтерская инициатива #BYCOVID19, которая фактически взяла на себя обязанности Минздрава: поставляла в больницы средства индивидуальной защиты и оборудование за счёт многочисленных пожертвований. В результате репрессий со стороны властей деятельность инициативы была прекращена во время второй волны COVID, о чём 8 октября сообщили организаторы.



Fig. I7



Work in progress
Символ #16

Жертвы насилия


Александр Тарайковский
26 марта 1986 года — 10 августа 2020 года (34 года). Застрелен в грудь во время протестов в Минске. Официальная версия: погиб от взрывного устройства, которое собирался бросить в силовиков.

Александр Вихор
1995 — 12 августа 2020 года (25 лет). 
Был задержан 9 августа в Гомеле. При транспортировке с СИЗО стало плохо (проблемы с сердцем), скончался из-за несвоевременного оказания медицинской помощи.
Официальная версия: скончался от передозировки наркотиков.

Константин Шишмаков
30 января 1991 года — 18 августа 2020 года (29 лет).
Найден повешенным. Накануне отказался подписать сфальсифицированный протокол.
Официальная версия: самоубийство.

Геннадий Шутов
25 ноября 1975 года — 19 августа 2020 года (44 года).
По словам родственников, в протесте не участвовал, был застрелен в затылок в Бресте во время встречи с другом.
Официальная версия: убит в результате нападения на сотрудников милиции и попытки завладеть табельным оружием.

Никита Кривцов
31 июля 1992 года — 22 августа 2020 года (28 лет). Участвовал в протестах, пропал 12 августа. Найден повешенным.
Официальная версия: самоубийство.

Александр Будницкий
? — 11 или 12 августа 2020 года (52 года).
Пропал в районе ТЦ Рига во время протестов 11 августа. Родственники узнали о смерти через 20 дней. Тело хранилось неправильно, поэтому определить наличие травм было невозможно.
Официальная версия: острое отравление этиловым спиртом, сердечный приступ.

Станислав Чур
? — 19 сентября 2020 года (33 года).
Участвовал в забастовках и митингах. Покончил с собой на Минском заводе им. Козлова. Возможная причина — давление руководства из-за его политической позиции.

Денис Кузнецов
? — 03 октября 2020 года (41 год).
Избит в СИЗО на ул. Окрестина, умер в больнице скорой помощи.
Официальная версия: скончался от травм при падении со второго яруса нар.

Роман Бондаренко
1 августа 1989 года — 12 ноября 2020 года (31 год). Задержан и избит во дворе собственного дома. Госпитализирован из РУВД в БСМП в состоянии комы. Умер, не приходя в сознание.
Официальная версия: находился в состоянии алкогольного опьянения, получил травмы в результате конфликта с другими местными жителями.



Fig. J7



Work in progress
Ключевая дата #12

Митинг Светланы Тихановской в парке Дружбы народов


Первый официально разрешенный властями митинг кандидата в президенты Светланы Тихановской в Минске прошёл 19 июля в парке Дружбы народов — одном из шести столичных парков, отведённых для таких мероприятий. В нём также участвовали представители объединённого штаба Мария Колесникова (штаб Виктора Бабарико) и Вероника Цепкало (штаб Валерия Цепкало). Митинг не вызвал особого резонанса в обществе, на него пришло по разным оценкам от 7 до 10 тысяч человек. Что, впрочем, не остановило власти от блокировки мобильной связи — рядом с площадью была замечена машина РЭБ, а сеть работала с перебоями. В промежутке перед следующим митингом в Минске Светлана Тихановская, пользуясь своим законным правом как кандидат в президенты, выступила в эфире государственного радио и по национальному телеканалу «Беларусь 1». А 27 июля была опубликована предвыборная программа Тихановской, в которой она пообещала в случае своего избрания провести новые демократические выборы уже спустя полгода, а также многие другие кардинальные изменения в политической жизни страны. Вероятно, всё это не осталось незамеченным, поскольку политическая активность граждан значительно повысилась. Уже 30 июля 2020 года в том же парке Дружбы народов прошел второй агитационный митинг Светланы Тихановской в столице. И по разным оценкам, в этот раз он собрал от 25 до 63 тысяч человек. По верхней оценке на тот момент выходило, что это была самая массовая акция оппозиции в истории независимой Беларуси. В этот раз тоже наблюдались проблемы с мобильным интернетом, к парку были стянуты автозаки, территория была огорожена, а пришедших людей проверяли с помощью металлоискателей. Вероятно, именно успех этой акции привёл к тому, что следующий митинг в парке Дружбы народов, намеченный на 6 августа, за 3 дня до основного дня голосования, был сорван властями. В этот день все шесть площадок, где была разрешена предвыборная агитация, неожиданно оказались заняты различными провластными мероприятиями. Несколько тысяч сторонников Тихановской сумели собраться в Киевском сквере (смотри fig. L4: Площадь перемен и будка диджеев), проигнорировав проводимый там день открытых дверей. Сама Светлана тоже намеревалась туда прийти, но уже находясь рядом отказалась от этой идеи во избежание провокаций.



Fig. K7



Work in progress
Ключевая дата #13

День выборов


Выборы в Беларуси проходили без международных наблюдателей из ОБСЕ и ПАСЕ. Обе организации сослались, в первую очередь, на запоздалое приглашение. В итоге было аккредитовано почти вчетверо меньше международных наблюдателей, чем на выборах 2015 года, или около 0,5% от общего количества. Подавляющее число национальных наблюдателей (около 80%) было зарегистрировано от провластных общественных объединений. Среднее их количество на одном участке должно было составлять около 7 человек. Однако, 22 июля на заседании ЦИК приняли решение ограничить количество национальных наблюдателей до пяти человек в основной день голосования и до трех — в дни досрочного, сославшись на тяжёлую эпидемиологическую ситуацию (смотри fig. H7: Covid-19). Ранее подобных ограничений не существовало. В первую очередь они коснулись именно независимых наблюдателей, которых выставляли за порог помещения для голосования. Многих под угрозой лишения аккредитации выдворяли за пределы здания или прилегающей территории. Но даже такие ограничение не помешали зафиксировать почти повсеместное завышение явки, что вылилось в беспрецедентное количество проголосовавших досрочно — 41,7%. Иногда по независимым подсчётам итоговая явка даже превышала 100%, что косвенно подтверждалось нехваткой бюллетеней в основной день голосования на некоторых участках. Независимым наблюдателям не позволяли присутствовать при подсчёте голосов. А после подсчёта, в нарушение всех процедур, итоговые протоколы не были представлены общественности. Основная версия случившегося, подтверждённая множеством свидетельств, — отказ участников избирательных комиссий подписываться под сфальсифицированными данными, что делало протокол недействительным.

Скриншот: rfi.fr



Fig. L7



Work in progress
Символ #17

Забастовки и ультиматум


Протесты после президентских выборов 9 августа 2020 года, по мнению многих — сфальсифицированных, подавлялись с беспрецедентным уровнем насилия, что вызвало возмущение во всех слоях общества. Рабочие крупных государственных предприятий стали объявлять забастовки, выдвигая политические требования. О первых из них стало известно 10—11 августа. Бастовать начали работники Беларуськалия, БелАЗ, МТЗ, Гродно-Азот и других предприятий. К забастовкам присоединились сотрудники Белтелерадиокомпании, они требовали отмены результатов выборов и цензуры в СМИ, отставки главы ЦИК Лидии Ермошиной и освобождения политзаключенных. Тогда же в августе начали формироваться первые стачечные комитеты и появились фонды поддержки бастующих, один из которых начал работать 16 августа и за пять дней сумел собрать более 1,6 млн долларов. Забастовки на производствах оказались весьма действенной мерой и привлекли пристальное внимание властей. 17 августа Александр Лукашенко лично посетил один из самых активных бастующих заводов — МЗКТ, где собравшиеся рабочие освистали его и скандировали в лицо “Уходи!”. Именно на этой встрече президента с рабочими стала очевидной ошибочность устоявшегося мнения о рабочих как об опоре и основе его электората. Из-за сильнейшего давления на рабочих, разгонов собраний ОМОНом, увольнений и арестов самых активных участников стачек массовые забастовки не распространились широко. Однако в стране развернулось полупартизанское забастовочное движение: итальянские забастовки, отказ выполнять преступные приказы, добровольные увольнения, в том числе из силовых структур. Александр Лукашенко в ответ заявлял о готовности закрывать бастующие производства и приглашать в страну штрейкбрехеров. В целом это были беспочвенные заявления. Но в то же время на место уволенных и уволившихся сотрудников Белтелерадиокомпании действительно прибыли российские пропагандисты, что подтвердил сам Александр Лукашенко 21 августа. Забастовки со временем приняли вялотекущий характер. На участников стачки продолжало оказываться давление, а также была развёрнута мощная пропагандистская кампания против забастовок.

Следующий этап забастовок запустила 13 октября Светлана Тихановская, которая объявила беларуским властям ультиматум сроком в две недели. Она требовала ухода Александра Лукашенко с поста президента, прекращения насилия и освобождения всех политзаключенных. В случае отказа выполнить эти требования она призывала беларусов с понедельника, 26 октября, начать бессрочную общенациональную забастовку. Акцию широко поддержали студенты и малый бизнес: сотни частных компаний объявили на этот день санитарный день или переучет. Многие компании, которые не работали 26 октября, впоследствии подверглись различным формальным проверкам и получили крупные штрафы, а некоторые были вынуждены закрыться. Так, например, по предписанию властей с 3 ноября временно были закрыты 12 магазинов Oz.by, более трети от всей сети. А 15 ноября закрылась сеть из семи заведений известного минского ресторатора Владислава Луневича. Сам ресторатор вскоре покинул страну.



Fig. M7



Work in progress
Триггер #5

Площади 2006 и 2010 годов


20 марта 2006 года, через день после президентских выборов, на центральной площади Минска (Октябрьская), расположенной в нескольких сотнях метров от резиденции президента, состоялся митинг несогласных с официальными результатами подсчёта голосов. После завершения некоторые участники отказались расходиться и принялись устанавливать палатки. Так началась “Площадь 2006” — палаточный городок на Октябрьской. Участникам пришлось непросто, в первую очередь из-за погодных условий. Температура ночью достигала минус десяти градусов. Милиция всячески мешала протестующим, препятствуя передаче продуктов и тёплых вещей, не давая пронести биотуалет (туалетом в итоге стал канализационный колодец), угрожая участникам-студентам отчислением (что для многих было исполнено), а также задерживая и избивая людей за пределами Площади. Количество участников колебалось от нескольких тысяч днём до нескольких сотен ночью. В ночь с 23 на 24 марта, когда протестующих было меньше всего, был осуществлён силовой разгон и арестовано более 500 человек. Прошедшую на следующий день демонстрацию также разогнали с применением спецсредств. В тот же день был задержан кандидат в президенты Александр Козулин, который впоследствии был приговорён к 5,5 годам лишения свободы за «злостное хулиганство и организацию массовых беспорядков», пополнив и так немалый список осуждённых.

19 декабря 2010 года на этой же Октябрьской площади состоялся митинг против официальных результатов следующих президентских выборов. Его начало совпадало со временем закрытия избирательных участков. Люди не стали дожидаться официальных результатов, поскольку правительственные экзитполы уже днём пророчили победу Александру Лукашенко, что расходилось с результатами независимых организаций. На подступах к площади, ещё до закрытия избирательных участков, неизвестные напали на колонну, шедшую от избирательного штаба кандидата в президенты Владимира Некляева, избив самого кандидата, после чего сотрудники штаба передали его врачам. На Октябрьской площади собралось по разным данным от 10 до 25 тысяч человек. После непродолжительного митинга протестующие направились по центральному проспекту в сторону Дома Правительства и расположились на площади перед ним. Через короткое время началась провокация — небольшая группа людей начала бить стёкла и выламывать двери здания. Часть протестующих разошлась, оставив на площади от 5 до 10 тысяч человек. Вскоре из близлежащих дворов высыпали сотрудники силовых структур, которые стали избивать и задерживать протестующих. Больше 600 человек, включая семерых кандидатов в президенты, были арестованы, 49 стали фигурантами уголовного дела о массовых беспорядках. Пятеро кандидатов в президенты позже были осуждены по этому делу. Собравшихся на следующий день несколько сотен человек снова разогнали, что завершило протест против фальсификаций на выборах “Площадь 2010”.



Fig. N7



Work in progress
Символ #18

Протестный интернет и СМИ


В условиях тотального интернет-шатдауна (смотри fig. Z6: Блокировка интернета и связи) единственным источником информации для беларуского и международного сообщества о событиях в стране в первые дни протестов стали telegram-каналы, доступ к которым можно было получить через прокси-серверы и VPN-сервисы. Проект беларуского журналиста Степана Путило NEXTA стал ключевым и дал начало так называемой беларуской telegram-революции. Основной telegram-канал проекта — NEXTA Live — освещает протестные события в стране и помогает в координации протестных акций и забастовок. С 9 по 16 августа 2020 года аудитория канала NEXTA Live выросла с 400 тыс. человек до 2 млн. Канал стал крупнейшим русскоязычным и одним из самых популярных каналов в мире. Основатель проекта Степан Путило и бывший главный редактор Роман Протасевич проходят подозреваемыми по нескольким уголовным делам и объявлены в межгосударственный розыск. 20 октября канал NEXTA Live и логотип NEXTA были признаны экстремистскими материалами.

Еще одним ключевым проектом стала IT-платформа «Голос», созданная движением «Честные люди» и разработанная независимыми беларускими программистами для альтернативного подсчета голосов. Результаты работы платформы позволяют сделать вывод, что фальсификации имели место на каждом третьем избирательном участке. Итоговые данные, озвученные ЦИК, значительно расходятся с официальными данными из участковых протоколов. Официальные данные УИК по голосам, отданным за Светлану Тихановскую, не соответствуют информации, собранной на платформе «Голос». В дальнейшем платформа была доработана для подсчета количества людей, выходящих на протестные марши, а 14 ноября Светлана Тихановская объявила о создании на платформе централизованной системы фиксации и подтверждения свидетельств преступлений режима и о намерении использовать собранные материалы для процесса «Народного обвинения».

С преследованиями, обысками, арестами и цензурой сталкивались все независимые СМИ и их сотрудики (а также сотрудни_цы иностранных СМИ): Belsat, Sputnik, Tut.by, Белорусский партизан, Воля, Настоящее Время, Наша Нива, Наш Дом, Радио Свабода, Хартия-97 и другие.



Fig. O7



Contributor #12

Andrei Karpeka


Andrei Karpeka - urbanist, researcher. Co-founder of the Minsk Urban Platform and co-organiser of the Minsk Urban Forum. One of the participants in the project on gender and sexuality MAKEOUT. Graduated from the EHU Master's programme "Critical Urban Studies" in Vilnius. In 2014 2015 he was co-editor of the almanac "Urban Tactics" (1 3 issues), edited the catalogues of research projects "Proletarka", "Public spaces of residential areas: Serebryanka", "Co-Urbanism". Member of the editorial board of the urbanist.by portal and one of the authors of the articles. Co-organizer of projects to involve citizens in the transformation of urban space in Minsk.

Sphere of interest: city and social justice, citizen participation in urban development.

Lives and works in Minsk.


Photo provided by the contributor
Контрибьютор #12

Андрей Карпека


Андрей Карпека — урбанист, исследователь. Сооснователь Минской урбанистической платформы и соорганизатор Минского урбанистического форума. Один из участников проекта о гендере и сексуальности MAKEOUT. Закончил магистерскую программу ЕГУ «Критические городские исследования» в Вильнюсе. В 2014 — 2015 гг. был соредактором альманаха «Городские тактики» (1 — 3 номера), редактировал каталоги исследовательских проектов «Пролетарка», «Общественные пространства спальных районов: Серебрянка», «Co-Urbanism». Член редколлегии портала urbanist.by и один из авторов статей. Соорганизатор проектов по вовлечению горожан в процесс трансформации городских пространств в Минске.

Сфера интересов: город и социальная справедливость, участие горожан в развитии городов. 

Живет и работает в Минске.


Фото предоставлено контрибьютором



Fig. P7



Quote by Andrei Karpeka #1

Strengthening Communities


I am proud of the people of the city. People have come together because of such a strong impulse as fighting a common enemy. And I share this fight. We don't know how sustainable this unification is, but it has already allowed our neighbours to get to know each other and start doing something together. The projects of the Minsk Urban Platform, in which I was involved earlier, were aimed at strengthening communities, but they didn’t have much success. Now the neighbours create joint initiatives, carry out activities and engage in political activism in conditions where they are beaten and detained. This is admirable. And it causes fear for people - for good neighbourliness in Belarus they can be killed, as it happened with Roman Bondarenko. But I believe that we will soon pass this dark stage in our history and move towards strengthening communities, no matter what.

From a conversation on 12 November 2020

Цитата Андрея Карпеки #1

Укрепление сообществ 


Я горд за горожан. Люди объединились из-за такого сильного импульса, как борьба с общим врагом. И я разделяю эту борьбу. Мы не знаем, насколько устойчиво это объединение, но оно уже позволило соседям перезнакомиться и начать что-то делать вместе. Проекты Минской урбанистической платформы, в которых я участвовал раньше, были направлены на укрепление сообществ, но двигались они со скрипом. Теперь же соседи создают совместные инициативы, проводят мероприятия и занимаются политическим активизмом в условиях, когда их избивают, сажают. Это вызывает восхищение. И вызывает страх за людей — за добрососедство в Беларуси могут убить, как это произошло с Романом Бондаренко. Но я верю, что мы скоро пройдем этот мрачный этап нашей истории и будем двигаться к укреплению сообществ, не смотря ни на что.

Из разговора 12 ноября 2020 года



Fig. Q7


Quote by Andrei Karpeka #2

Dialogue Skills


Today, communities are just beginning to gain the necessary political experience, and neighbours are just learning to talk to each other and lead discussions. This is not always easy, and it can be difficult to agree on something. Neighbours need to acquire these skills, learn to resolve conflicts, show empathy and find a balance of interests. Develop a common goal and a plan for moving towards it.

From a conversation on 12 November 2020

Цитата Андрея Карпеки #2

Навыки диалога


Сообщества сегодня только начинают получать необходимый политический опыт, соседи только учатся разговаривать друг с другом и вести дискуссии. Это не всегда дается просто, и бывает тяжело о чем-то договориться. Соседям надо получить эти навыки, научиться решать конфликты, проявлять эмпатию, находить баланс интересов. Выработать общую цель и план движения к ней.

Из разговора 12 ноября 2020 года



Fig. R7



Quote by Andrei Karpeka #3

Political Agency for Yard and District Communities


Yard and district communities must have a political agency in the new Belarus. This means representation in the city decision-making system. In the current structure of the state, there are no channels for communication with people. I hope that these yard communities and representative offices can become an important channel for such communication in the new country. The basis for this could be the current collegial bodies of the territorial public administration of the districts (KOTOS), owner associations or other forms of self-organisation. I hope that these residents' associations will replace Housing and Maintenance offices and district administrations: in the best future, people will be responsible for the parts of the city in which they live and participate in their transformation. The development of information technologies makes it possible to introduce elements of direct democracy at the local territorial self-government level without any problems. All one has to do is to want to.

From the conversation of November 12, 2020

Цитата Андрея Карпеки #3

Политическая агентность для дворовых и районных сообществ


Дворовые и районные сообщества должны иметь политическую агентность в новой Беларуси. Это значит представительство в системе принятия городских решений. При нынешнем устройстве государства нет каналов для коммуникации с людьми. Я надеюсь, что эти дворовые сообщества и представительства смогут стать важным каналом для подобной коммуникации в новой стране. Основой для этого могут стать нынешние КОТОСы, товарищества собственников либо другие формы самоорганизации. Я надеюсь, что эти объединения жителей заменят ЖЭСы и районные администрации: в лучшем будущем люди будут нести ответственность за те кусочки города, в которых живут и участвовать в их трансформациях. Развитие информационных технологий позволяет ввести элементы прямой демократии на уровне местного территориального самоуправления без каких бы то ни было проблем. Нужно только захотеть.

Из разговора 12 ноября 2020 года



Fig. S7



Quote by Andrei Karpeka #4

Decentralization


The path to decentralisation is what seems to be the logical development of the state after the trauma suffered by Belarusians from authoritarian government. It is important for us to limit the concentration of power, to destroy this vertical scheme. Everything is moving in this direction. A step towards decentralisation is a step towards democratic development. The decentralisation reform, which is being successfully implemented in Ukraine, has left significant resources in the regional centres, which has significantly strengthened local democracy and made it possible to distribute significant funds locally without the intervention of the centre. The experience of our neighbours will come in handy for us.

From a conversation on 12 November 2020

Цитата Андрея Карпеки #4

Децентрализация


Путь к децентрализации — это то, что кажется логичным развитием государства после травмы, которую получили беларусы от авторитарной власти. Нам важно ограничить концентрацию власти, уничтожить эту вертикальную схему. Всё к этому идет. Шаг в сторону децентрализации — это шаг в сторону демократического развития. Реформа децентрализации, которая успешно проходит в Украине, позволила оставить значительные ресурсы в региональных центрах, что значительно усилило демократию на местах и позволило распределять значительные средства локально, без вмешательства центра. Опыт соседей нам пригодится.

Из разговора 12 ноября 2020 года



Fig. T7



Quote by Andrei Karpeka #5

This is Our City!


When I first heard hundreds of people shouting the slogan
"This is our city!" I was excited, because five years ago I couldn't even imagine hearing it, marching down the street in a few hundred thousand columns under white-red-white flags. But it happened! And that's not just a slogan, because already now there are yard communities and other forms of urban self-organisation behind it.

From a conversation on 12 November 2020

Цитата Андрея Карпеки #5

Это наш город!


Когда я впервые услышал как сотни людей выкрикивают лозунг “Это наш город!” я был воодушевлен, ведь еще пять лет назад я даже представить не мог, что услышу его, марширую по улице в несколько сот-тысячной колонне под бело-красно-белыми флагами. Но это произошло! И это не пустой лозунг, ведь уже сейчас за ним стоят дворовые сообщества и другие формы городской самоорганизации.


Из разговора 12 ноября 2020 года



Fig. U7



Quote by Andrei Karpeka #6

Local Communities Have Great Potential


Local communities have great potential. Regardless of how political activism develops further, the political regime that exists today will not last. No resources will be enough to support repression of neighbouring communities everywhere at the level, when residents and guests of Ploshcha Pramen were blocked in their homes, raided and flat doors knocked down. These can only be single cases. But we need to learn how to respond to them, and the support and solidarity of the entire city is important here.

From a conversation on 12 November 2020

Цитата Андрея Карпеки #6

У местных сообществ есть огромный потенциал


У местных сообществ есть огромный потенциал. Вне зависимости от того, как будет развиваться дальше политическая активность, политический режим, который существует сегодня, не сможет долго продержаться. Никаких ресурсов не хватит, чтобы поддерживать репрессии в отношении соседских сообществ повсеместно на уровне, когда жителей и гостей Плошчы перамен заблокировали в домах, устраивали облавы, выбивали двери в квартиры. Это могут быть только единичные кейсы. Но нам нужно научиться реагировать на них, и тут важна поддержка и солидарность всего города.


Из разговора 12 ноября 2020 года



Fig. V7



Marina Naprushkina


Work in progress
Контрибьюторка #13

Марина Напрушкина


Марина Напрушкина – художница, активистка.

По отдельным конкретным проектам Напрушкина взаимодействует с местными инициативами, усиляя, таким образом, голос контрпропаганды друг друга. Изготовленные художницей газеты «Убедительная победа: две истории, как это было на самом деле» и «Белорусское самоуправление» (2011 – 2012) активисты в Беларуси разбрасывали по почтовым ящикам. Книжку-раскраску «Мой папа – милиционер. Что он делает на работе?» (2011) Марина сделала в рамках кампании против насилия над женщнами в Беларуси, и ее тоже распостраняли по не-художественным каналам. 

Живет и работ